Статьи

НУЛЕВЫЕ ЦЕЛИ МОГУТ ДОВЕСТИ ДО СУДА, ПРЕДУПРЕЖДАЮТ ЗАЩИТНИКИ КЛИМАТА

Группа учёных, занимающихся защитой климата и разоблачениями различных манипуляций в этой области (среди которых Бенжамин Франта, бывший научный сотрудник Гарварда, а сейчас докторант Стэнфорда, про расследования которого я уже писала https://www.facebook.com/irina.gaida/posts/10158121338477890), обобщила имеющуюся на сегодняшний день судебную практику по недостоверным сообщениям на тему экологии и климата (https://www.lse.ac.uk/.../CSSN-Research-Report-2022-1...).


Защитники климата хотят помочь юридическому сообществу получше разобраться в терминах «гринвошинга» («зелёного камуфляжа») - использования необоснованных или вводящих в заблуждение утверждений об экологических показателях или деятельности по защите климата, сделанных ради коммерческой или политической выгоды. С помощью своих коммуникационных и маркетинговых стратегий крупные компании-загрязнители часто пытаются таким образом изменить восприятие своей деятельности в глазах общественности, чтобы её рассматривали как часть решения проблемы изменения климата, а не как первопричину.


Гринвошингом также называют практику выборочного раскрытия одних только положительных экологических или социальных последствий деятельности при сокрытии негативных последствий. Это может относиться как к деятельности компаний, так и правительств, политиков и прочих государственных субъектов, стремящихся выдать свои действия или бездействие за защиту климата в попытке склонить общественное мнение в свою пользу.


Как отмечают исследователи, необходимость борьбы с гринвошингом оказалась в центре внимания международной общественности на саммите ООН COP26 в ноябре 2021 года. Растущее давление со стороны широкого круга заинтересованных лиц, вероятно, будет стимулировать рост юридических и активистских действий против гринвошинга, увеличивая число уже имеющихся судебных разбирательств по климату.


Первые судебные иски о гринвошинге были направлены против компаний, продающих якобы экологически чистые продукты. Далее появились претензии к отдельным маркетинговым кампаниям, завышающим рекламируемые показатели в контексте изменения климата. Существует ещё такой тип гринвошинга, как «отмывание климата» - он относится к судебным процессам, где подчёркивается разрыв между словами и действиями государственных и негосударственных субъектов в отношении изменения климата. Сюда относятся претензии, касающиеся окружающей среды, здоровья человека, экономики или других аспектов, когда потребителей вводили в заблуждение, утверждая, что предпринимаются какие-либо действия, направленные на решение проблемы изменения климата (либо они предпринимались не в том объёме, либо замалчивались обратные, негативные последствия этих процессов). Таких процессов против «отмывания климата» нашлось 27 – они рассматривались в Великобритании, Австралии, Италии, Новой Зеландии, Дании, США и Южной Корее с 2008 года.

Иски в отношении гринвошинга могут быть классифицированы по типу вводящей в заблуждение информации. Они могут касаться:

  • корпоративных и правительственных обязательств,
  • характеристик продукта,
  • раскрытия информации об инвестициях в климат, финансовых рисках и вреде, причиняемом компаниями.

В контексте прошлогоднего заявления межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) – что для смягчения последствий изменения климата необходимо достичь нулевых выбросов примерно к 2050 году - государственные и негосударственные субъекты всё чаще делают заявления на эту тему, рекламируя инвестиции в чистую энергию, объявляя об обязательствах в области климата, включая цели по сокращению выбросов. Расхождение между этими обещаниями и реальным снижением выбросов может впоследствии стать основой судебных процессов.

Всё большее число стран, городов, предприятий, университетов и даже спортивных команд берут на себя обязательства свести выбросы парниковых газов к нулю в ближайшие годы. Они заявляют о «климатической нейтральности», «гонке к нулю», «углеродной нейтральности» и «нулевом углеродном следе». Совокупный ВВП, который стоит за всеми этими обещаниями, оценивается в $46 трлн. – это 53% мировой экономики (данные американского Подразделения энергетической и климатической разведки, 2021 год).


Анализ более 4000 значимых организаций, в том числе всех стран и всех компаний из списка Forbes Global 2000, показал, что 14% от числа заявителей не уточнили, что конкретно включено в их чистые нулевые цели: только двуокись углерода или все парниковые газы. Все остальные разделились почти в равной степени между всеми парниковыми газами и СО2.

Исследование также показало, что 124 страны, 73 штата и региона, 155 городов и 417 компаний из представленных выборок взяли на себя в той или иной форме обязательства по достижению «чистого нуля». Эти обязательства охватывают по меньшей мере 61% глобальных парниковых газов. Но только 25 стран, 41 штат и регион, 65 городов и 210 компаний имеют опубликованный план достижения этих целей.


К моменту проведения COP26 в Глазго в ноябре 2021 года все 194 стороны Парижского соглашения представили свои Определяемые на национальном уровне стратегии (NDCS), при этом 151 сторона представила их впервые, а 11 сторон – во второй раз. Остаётся неясным, будут ли выполнены эти нулевые обязательства к 2050 году, особенно учитывая, что большинство государственных и негосударственных субъектов не определили или не опубликовали конкретные шаги, которые будут предприняты для достижения объявленных обязательств.


Исследователи считают, что в дополнение к давлению и критике со стороны средств массовой информации и гражданского общества, судебные разбирательства по климату и другие механизмы юридической ответственности могут помочь приблизить такие обязательства к достижению температурных целей, изложенных в Парижском соглашении.


Судебные иски в таких случаях могут быть поданы на том основании, что способ представления нулевых обязательств искажает или нарушает национальное законодательство о защите прав потребителей или корпоративное законодательство. Например, дело, возбуждённое Австралийским центром корпоративной ответственности (ACCR) против нефтегазовой компании Santos иллюстрирует эту стратегию. Истец оспаривает утверждение Santos о том, что компания достигнет чистых нулевых выбросов к 2040 году за счёт планируемого внедрения технологии CCS (улавливания и хранения углерода), которой пока фактически не существует. ACCR утверждает, что информация из Годового отчёта компании за 2020 год вводит в заблуждение в соответствии с законом о корпорациях 2001 года и австралийским законом о защите прав потребителей. Это первый судебный процесс в Австралии, в котором поднимается вопрос об изменении климата, против компании из нефтегазовой отрасли, и, вероятно, он станет первым из многих по всему миру, оспаривающих достоверность целевого показателя компании по нулевому уровню выбросов.


Исследователи также отмечают, что компании, специализирующиеся на ископаемом топливе, стараются создать имидж своей совместимости с низкоуглеродной экономикой (например, рекламируют использование возобновляемых источников энергии для добычи нефти и газа в качестве доказательства экологической устойчивости или просто утверждают, что ископаемые виды топлива совместимы с устойчивым развитием, не упоминая при этом о вреде, который они наносят климату).


Большинство компаний, работающих на ископаемом топливе, инвестируют лишь небольшие суммы в низкоуглеродную энергетику по сравнению с инвестициями в производство ископаемого топлива. Например, в период между 2010 и 2018 году компания BP потратила всего 2,3% от капитальных вложений на низкоуглеродные источники энергии; Shell - 1,2%, Shevron и ExxonMobil – по 0,2%.


Недавно BP свернула свою кампанию "Возможности повсюду", в которой позиционировалась в качестве лидера в области экологически чистой энергии. Пример рекламы описывал BP как “одно из крупнейших предприятий ветроэнергетики в США”, однако установленная мощность ветроэнергетики BP в США составляет всего около 1% рынка, что не отражает заявленного. Аналогично, реклама ExxonMobil, в которой озвучены планы по увеличению производства биотоплива до 10 000 баррелей в день к 2025 году, так же не выглядит правдивой, учитывая, что в период с 2010 по 2018 годы компания потратила всего 0,2% своих капитальных вложений на низкоуглеродные источники энергии. И даже если бы ExxonMobil достигла заявленной цели, это всё равно составило бы лишь 0,2% от деятельности компании по переработке ископаемого топлива.


Компании, работающие на ископаемом топливе, такие как ExxonMobil и Chevron, в последние годы столкнулись со шквалом судебных исков об ответственности за изменение климата, особенно в США. В 2017 году калифорнийские города, включая Сан-Франциско и Окленд, подали в суд на Chevron, ConocoPhillips, ExxonMobil, BP и Royal Dutch Shell - пять крупнейших производителей ископаемого топлива в мире. Этот иск требовал возмещения нынешних и будущих затрат на инвестиции в инфраструктуру (например, дамбы и дебаркадеры), необходимые для защиты городов от последствий изменения климата и повышения уровня моря. Аналогичные иски в соответствии с законом о правонарушениях были поданы в том же году тремя местными органами власти в Калифорнии против крупнейших производителей ископаемого топлива за то, что их деятельность вызвала повышение уровня моря и сильные наводнения.


Исследователи дают следующие рекомендации:

Бизнесу:

Прилагать все усилия, чтобы не переоценивать климатические действия, которые компания предпринимает для выполнения нулевых (или других) обязательств.

Сверять свои рекламные тексты с экспертами в области маркетинга, учёными-климатологами и юристами для правильного отражения нулевых или других климатических обязательств, а также чётко оценивать своё воздействие на климат, чтобы избежать распространения недостоверной информации и снизить риск возможных судебных разбирательств.



Политикам:

Изучать правовые механизмы для повышения прозрачности и соблюдения компаниями существующих обязательств в области климата, независимо от того, приняты ли они добровольно или предписаны нормативными актами.

НПО, частным истцам и государственным должностным лицам:

Наблюдать за изменением климата, освещая его с помощью доступных правовых и политических средств, и проводить кампании по повышению осведомленности общественности, расследования и судебные разбирательства для предотвращения изменения климата и против недостоверных сообщений, связанных с изменением климата.



Юристам

Советовать компаниям проявлять осторожность при подготовке рекламных сообщений, чтобы избежать дезинформации относительно изменения климата и связанных с ним действий.



Справка: 

Знаете что такое "зеленый камуфляж" или по английски "Greenwashing" ?Термин впервые был предложен Джеем Вестервельтом в 1986 году.

В своем очерке о гостиничном бизнесе он описал практику вывешивания гостиницами плакатов в номерах, в которых постояльцев призывали многократно использовать полотенца, вместо того чтобы сдавать их в прачечную, таким образом «сохраняя» окружающую среду. В действительности, цель, которую преследовали гостиницы — сократить расходы на стирку белья.


В 2010 году канадские эко-маркетологи TerraChoice исследовали 4744 зеленых продуктов и выявили 7 грехов гринвошинга (которые так или иначе были в 95% этих товаров)


Это форма маркетинга, в которой обширно применяется «зелёный» пиар и методы, цель которых — ввести потребителя в заблуждение относительно целей производителя товаров или услуг. Информация https://vk.com/eco_sfera. 

Риск-менеджмент Комплаенс