Статьи

ESG - Расчленить? Уварить?


Неделю назад я писал про то, как западный ESG в поисках доходности пускается во все тяжкие, заключая в свои объятия и нефтяников, и оружейников. Тогда я предположил, что мы можем увидеть скорые метаморфозы этой знаменитой трёхбуквенной повестки.

И вот, похоже, отмашка дана – и в бой вступила тяжёлая артиллерия. По теме ESG отписался (точнее, оттоптался) только что вышедший номер журнала The Economist.


Когда обложка такого издания посвящена статье про ESG с подзаголовком «Три буквы, которые не спасут планету», то это серьёзно и это не случайно.

The Economist уже давно имеет славу «боевого листка» международного капитализма, а картинки на его еженедельных обложках используются даже в серьёзной аналитике как маркер того, что сейчас на уме и на языке у коллективного Запада.

«Сеанс разоблачения» ESG, который дали журналисты издания в своей передовице – это как минимум знак, что дискуссия на тему трёхбуквенной аббревиатуры снова открыта.


А может, открыт и сезон охоты.


Что же нам рассказывает британский еженедельник?


Все, кто работают в российском корпоративном ESG-секторе, никак не могут забыть хлёсткую фразу, которую почти год назад (!) произнесла глава Росприроднадзора Светлана Радионова:

«ESG-повестка, которая так активно лоббируется, дискутируется, заявляется, в моем понимании, в половине случаев является фейком чистым, еще в половине случаев является фейком не сильно осмысленным»

Так вот, прошёл год – и до точно такого же мнения «дозрели» на родине ESG-концепции. Свежая статья в англоязычном журнале – это и содержательно, и интонационно прямо как прошлогоднее выступление главы российского надзорного ведомства.


Помню, что многие коллеги из сектора в прошлом году сочли резковатой фразу про «ESG как фейк». Ну, сегодняшняя статья журнала The Economist – это вообще, как удар с ноги «вертухой», ибо её автор не стесняется в выборе уничижительных терминов для ESG-повестки.


«Эти три буквы стали новым наименованием для хайпа и грызни», «это нечестивый бардак, который надо безжалостно разгребать», - щедро накидывает автор публикации.

Даже завершая статью, он напоследок пускает в адрес ESG парфянскую стрелу – в последней строке пишет, что планету спасёт уж точно не трёхбуквенная повестка, которая «в опасности быть обозначением для напыщенной, пустопорожней болтовни».

По версии The Economist, грехов у ESG-повестки много, и все они непростительны.


Во-первых, в статье сетуют, что непонятно как расставлять приоритеты, когда разные буквы ESG требуют совершенно противоположного:

«Илон Маск из «Теслы» — это кошмар с точки зрения корпоративного управления, но, популяризируя электромобили, он помогает бороться с изменением климата. Закрыть угледобывающую компанию хорошо для климата, но ужасно для поставщиков и рабочих».


Во-вторых, ESG-повестка основана на допущении, что «кто хорошо себя вёл – тот получит хорошую прибыль», а это далеко не всегда так. Например, если бизнес способен выдержать обвинения и «наезды», то для него может быть выгоднее перекладывать какие-то свои издержки (например, загрязнение окружающей среды) на общество, чем браться решать их самостоятельно.


В-третьих, автор бичует ESG-метрики за проблемы с их точностью и корреляцией между собой:

«Кредитные рейтинги на 99 процентов совпадают у разных рейтинговых агентств. Напротив, ESG-рейтинги не совпадают между собой больше чем в половине случаев. Компании могут улучшить свои ESG-показатели, просто продав часть активов другому собственнику, где они будут работать так же, как работали раньше».


В целом The Economist не делает каких-то открытий – пишет про изъяны и недостатки, о которых писали и говорили ещё года два назад. Но всё это время такие вещи считались «детскими болячками» новых метрик – мол, самолёт братьев Райт тоже не летал с той же скоростью, что современный сверхзвуковой истребитель.

Однако сейчас, судя по интонации западных журналистов, дешевле пристрелить и придумать что-то новое.

Что же случилось, и почему ESG-повестка именно сейчас, судя по всему, растеряла друзей?


Дело явно в массовом оттоке инвесторов из ESG-инвестфондов начиная с марта этого года - про этот невесёлый факт говорится в публикации.

Автор статьи утверждает, что поступления денег в фонды устойчивого развития замедлились из-за того, что инвесторы-де раскусили трюки (flim flam) с ESG-отчетностью. С его точки зрения, люди с деньгами прозрели, стали недоверчивыми – а тут ещё и на их нежелание быстро доставать бумажник наложились потрясения на финансовых рынках.


Но это он наводит тень на плетень. На самом деле (и про это, не стесняясь, пишут другие западные издания) инвесторов всё устраивало, и они не особо щепетильничали, пока ESG-инвестфонды в последние десять лет стабильно выдавали на-гора гораздо большую доходность, чем их «обычные» собратья.

Но как только после известных февральских событий в лидеры по прибыльности стали выходить бумаги энергетического сектора и военно-промышленного комплекса (куда не могли вкладываться «зелёные» фонды), то инвесторы поставили паруса и стали уплывать из ESG-гаваней к новым берегам.


Что, к слову, продемонстрировало, что многочисленные публичные здравицы в сторону трёхбуквенной повестки, которыми услаждали публику финансовые боссы, на поверку оказались сотрясениями воздуха.

Итак, журнал The Economist считает, что эколого-социально-управленческая повестка нуждается в кардинальной перезагрузке.

Рецепт предельно прост: расчленить и уварить!

(Да-да, именно так: «уварить» - boil down)


Автор публикации предлагает в качестве первого шага «отсоединить все буквы друг от друга: E, S и G». После этого он жалуется, что с буквами S и G всё зависит от контекста и сложно подобрать универсальное решение, подходящее сразу для всех. Приводит пример: для технологических бизнесов может быть хорошей практикой привлекать в свои ряды молодёжь, в то время как для «умирающих» отраслей такая же хорошая практика — это отправлять работников за дверь.


В общем, в статье решают сосредоточиться на букве «E», но потом заключают, что даже одна буква — это широковато. Поохав, что в «зелёном» направлении «зашиты» и биоразнообразие, и нехватка воды, автор пишет, что мониторить выбросы – этого более чем хватит.

«Проще говоря, буква «Е» должна обозначать не экологические факторы, а только выбросы».

Выбросы – и точка!

Вообще говоря, предложение «уварить всё до выбросов» выглядит откровенно странным.

Перед человечеством стоит множество вызовов в сфере охраны окружающей среды, климата и социальных вопросов – и тут предлагается разбираться с этими вызовами просто отслеживая один-единственный параметр промышленных выбросов? Просто потому, что его удобно измерить количественно?

Это, как если бы в медицине отменили бы все анализы, решив, что для отслеживания здоровья человека достаточно одной единственной электрокардиограммы. Просто потому, что делать ЭКГ – это инструментально нам легче.


Но в здравоохранении такими глупостями не занимаются. Потому что где-то ты можешь достоверно научными методами измерить состояние человека, где-то пока не можешь, но это не отменяет необходимости лечить человека и все его многочисленные болезни.


Но тогда в чём же логика столь странного предложения?


Задуманная трансформация приобретает смысл, если её задача – несколько иная по сравнению с заявленной.


Например, если речь идёт о том, чтобы сделать «перезагрузку» ESG-инвестфондов, опираясь на один легко измеримый и чёткий показатель, а не на путаницу из десятков размытых ESG-метрик. Или если ставится цель гарантированно выводить на верхние строчки рейтингов западные компании (у которых с эмиссиями чаще всего всё в порядке).

Не будем также забывать, что в условиях нынешнего глобального размежевания один из самых вероятных сценариев для ESG-повестки – это то, что она будет дрейфовать в разных краях планеты в разные стороны.


Большая часть мира (включая Россию и государства БРИКС) полюбит метрики социального и экономического развития – потому как надо дотянуться-добежать до ушедших вперёд стран коллективного Запада.


Ну, а страны «золотого миллиарда» будут педалировать тему даже не экологии, а точечно климатической повестки. Потому как призыв «остановим глобальное потепление» (читай: «зачем тебе эта промышленность, пусть здесь будет лужайка – а нужное у нас купишь») должен в числе прочего притормаживать экономические и социальные успехи соседей по планете.

Редуцирование всей ESG-истории до отслеживания выбросов (а это самый «климатический» индикатор из всех возможных параметров) может выглядеть как первый шаг к этой модели.


В общем, будет интересно – не переключайтесь.

Риск-менеджмент